Культура

К 110-летию Д. Д. Шостаковича: Кинолекторий «Симфония жизни». Сеанс 3. «Пророчество гения»

Compressed file

13 декабря в Российском центре науки и культуры в Киеве состоялся заключительный сеанс проекта кинолектория «Симфония жизни», посвященного 110-летию со дня рождения великого советского композитора, классика мирового музыкального искусства Дмитрия Дмитриевича Шостаковича (1906 – 1975).

Во вступительном слове ведущего, кандидата исторических наук Евгения Гороховского и его комментариях к кинопрограмме, проиллюстрированных тематическим слайд-шоу, говорилось о последнем шедевре киномузыки великого композитора – партитуре к фильму классика советского и мирового киноискусства, сценариста и режиссера Григория Козинцева «Король Лир», являвшейся фактически уникальным музыкальным сценарием картины, и о работе режиссера, его съемочной группы и актерского коллектива над киноверсией шекспировской трагедии.

Приглашая Шостаковича к участию в фильме «Король Лир» в 1968 году, Козинцев написал: «Так как мне, естественно, хочется, чтобы Вы согласились, то пишу о некоторых облегчающих обстоятельствах: музыки в фильме будет меньше, нежели в “Гамлете”… и, – если Вы захотите, – можно будет использовать и то, что Вы написали для спектакля в Большом драматическом театре». (Речь шла о замечательной музыке, созданной композитором в 1941 году для постановки Козинцевым «Короля Лира» на сцене ленинградского БДТ, из которой в фильме не прозвучало ни одной ноты). Работа композитора над музыкой к «Королю Лиру» была сильно затруднена тем, что Шостакович дважды прерывал ее из-за болезни: первый раз в ноябре-декабре 1969 года, когда полтора месяца лежал в больнице в Москве; и второй раз, почти на четыре месяца, с конца февраля по июнь 1970 года, когда лечился в Кургане. Тем не менее этот сложнейший труд был завершен своевременно.

Музыкальная концепция Григория Козинцева в «Лире» полностью совпадала с идеей, сформулированной Шостаковичем в 1948 году, после просмотра кинофильма Александра Довженко «Мичурин»: «…Надо, чтобы музыка звучала лишь там, где она крайне необходима». На этом принципе построен почти весь музыкальный сценарий «Короля Лира». Козинцев просил композитора сочинить не музыку для сцен, а темы персонажей и ситуаций: «Рог вожака нищих, Выезд королевского обоза, охотничьи рога, Эдмонд приказывает трубить наступление», и более сложных, как он называет, номеров: «Зов смерти, Голос правды, Катастрофа». Он писал Шостаковичу: «Мне трудно сказать, каким путем создать – не сколько-нибудь длительный музыкальный номер, а эти отдельные элементы, входящие в саму ткань действия». К примеру, о хоровом эпизоде «Плач» из финала фильма Козинцев позднее скажет в своей книге «Пространство трагедии»: «“Плач” был написан в форме девяти отрывков, разделенных паузами, у каждого – свой тембр, интонация. Дмитрий Дмитриевич дал мне возможность менять их последовательность, повторять какой-нибудь отрывок несколько раз, использовать их по отдельности. Это была не музыка для кино, а само кино: основная его плоть, элементы монтажа, кадры». А вот режиссерское «задание» по поводу песенок Шута: «Его куплеты – не выученный номер, а мучительные пророчества, выкрикиваемые тогда, когда на него находит неведомая сила, мучительный припадок, во время которого он видит суть вещей». Соответственно, Шостакович должен был сочинить не песни как таковые, а мелодии, исполняющиеся актёром без аккомпанемента, по ходу драматической сцены. В фильме они и не звучат в виде самостоятельных вокальных номеров, как в спектакле. Олег Даль исполняет их не как самостоятельные вокальные произведения, а напевает, проговаривает, нашептывает или выкрикивает подобно тому, как звучат там прибаутки Эдгара.

На первом этапе съемочного периода «Короля Лира», задолго до начала работы над партитурой к фильму, Козинцев обратился к Шостаковичу с просьбой «… написать несколько самых бесхитростных мелодий, обрывки песен; их напевает Эдгар, прикидываясь юродивым. Характер их английский народный, исполняться они должны без аккомпанемента, отдельными фразами, перемешиваясь с бормотаньем, заумью, воем. Песни – скорее часть самой речи Бедного Тома, нежели музыкальные номера. Я бы не стал Вас беспокоить их сочинением, но в английских исследованиях подобные ноты не приведены, а петь эти фразы необходимо». Уже через четыре дня Шостакович выслал в Ленинград песни Бедного Тома и написал: «Около каждой из них я поставил примерный темп по метроному. Можно, конечно, петь и несколько быстрее, и несколько медленнее. Однако нужна некоторая скорбь в исполнении». Одной из этих песен Бедного Тома озвучен первый эпизод фильма – народное шествие к замку короля Лира. Оно сопровождается унылой песней безымянного певца: по-видимому, получив от Шостаковича мелодии песен Тома и не найдя места для одной из них в сцене бури, а может быть, просто решив, что эта песня заслуживает большего, чем прозвучать в виде «обрывка» в драматическом эпизоде, Козинцев решил сделать ее музыкальной экспозицией для всей трагедии. 

За свою жизнь Дмитрий Шостакович написал много вдохновенной киномузыки, но именно в фильмах Григория Козинцева «Гамлет» и «Король Лире» он нашел то совершенное музыкальное решение, которое вот уже полвека не перестает восхищать зрителей и слушателей во всем мире.

В кинопрограмме сеанса был показан двухсерийный художественный фильм сценариста и режиссера Григория Козинцева «Король Лир» (СССР, 1970), главную роль в котором сыграл великий советский актер Юри Ярвет.  

 

Compressed file
Compressed file